TSV (t_s_v) wrote,
TSV
t_s_v

Categories:
  • Mood:

НАСТОЯЩИЙ промышленный дизайн :)

...
Прикинули размеры. Выяснилось, что макет должен иметь форму квадрата площадью 36 квадратных метров. Инженеры тут же предложили для удобства изготовления разбить макет на отдельные планшеты 1,5X1,5 метра и придумали систему соединения деталей. Только после этого генерал дал разрешение разойтись на отдых.
Но вскоре все инженерное управление 1-го Прибалтийского фронта было снова поднято на ноги, а старший офицерский состав прибыл к Косареву. Генерал сообщил, что только что разговаривал с командующим фронтом И. X. Баграмяном, который одобрил идею, поблагодарил за интересное предложение и... дал десять суток на его выполнение.
...



МАКЕТ ДЛЯ КОМАНДУЮЩЕГО

10 февраля 1945 г. начался второй этап Восточно-прусской стратегической операции, в ходе которой решалась задача подготовки к штурму крепости Кенигсберг. Гарнизон крепости насчитывал около 130 тысяч человек, до 4 тысяч орудий. На трех позициях было расположено более 20 фортов с гарнизонами по 250—300 человек.

На северной окраине небольшого городка Лабиау в однообразных двухэтажных коттеджах с остроконечными черепичными кровлями скрытно разместилось инженерное управление 1-го Прибалтийского фронта. По главной улице городка мимо старого, основанного в конце XIII века орденского замка в сторону фронта бесконечным потоком проходили автомашины с боеприпасами, артиллерия различных калибров, танки. А здесь в тишине одного из домиков шло совещание военных инженеров двух фронтов — 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского. На нем обсуждались различные варианты штурма малоизученной крепости Кенигсберг.
Затянувшееся за полночь обсуждение не привело к какому-либо согласованному решению. Генералы разъехались, и в особняке наступила полная тишина.
Генерал-лейтенант В. В. Косарев, под командованием которого находилось инженерное управление 1-го Прибалтийского фронта, поднялся на второй этаж и потребовал схемы дислокации войск с обеих сторон на последний час. Ознакомившись с обстановкой, он подошел к стене, на которой висела схема боевых действий, и начал ее подробно изучать.

— Товарищ генерал, разрешите обратиться! — перед Косаревым стоял офицер инженерного управления А. В. Максимов.
— Слушаю, — устало сказал генерал.
— Офицеры нашего управления предлагают создать рельефную карту города-крепости Кенигсберг.
— А из чего мы сможем ее сделать?
— Необходимы дерево, картон, фанера. А если еще что-нибудь понадобится — интенданты помогут, — ответил Максимов.
— Кто непосредственно выполнит работу?
— У нас есть топографическая рота, которая сможет выбрать необходимый масштаб, подготовить данные авиатопосъемки. В маскировочной роте много хороших художников — они придадут наглядность макету. А поблизости, — напомнил Максимов, — находится УОС-21 — управление оборонного строительства, где есть столяры. Они-то и выполнят макет в натуре.

Усталость как рукой сняло — генерал заметно оживился, стал обсуждать возможные масштабы сооружения:
— Необходимо нанести всю оборону противника у города!
— Тогда существенно увеличатся размеры макета...
По тревоге были подняты многие инженеры — фортификаторы и топографы. Всю ночь продолжался этот необычный военно-инженерный совет. Наконец под утро пришли к единому мнению — делать макет города-крепости со всеми пригородами и фортификацией противника.

Прикинули размеры. Выяснилось, что макет должен иметь форму квадрата площадью 36 квадратных метров. Инженеры тут же предложили для удобства изготовления разбить макет на отдельные планшеты 1,5X1,5 метра и придумали систему соединения деталей. Только после этого генерал дал разрешение разойтись на отдых.

Но вскоре все инженерное управление 1-го Прибалтийского фронта было снова поднято на ноги, а старший офицерский состав прибыл к Косареву. Генерал сообщил, что только что разговаривал с командующим фронтом И. X. Баграмяном, который одобрил идею, поблагодарил за интересное предложение и... дал десять суток на его выполнение.

Здесь у нас, что называется, ноги подкосились,— вспоминает Арсений Владимирович Максимов,— а генерал твердым и спокойным голосом продолжал:
— Ведь у нас имеются топографическая рота, маскировочная рота, где много хороших художников, УОС-21 с отличными столярами и интенданты, которые ждут ваших указаний.

В первые же часы работы были подготовлены сведения о необходимых материалах и отданы соответствующие распоряжения. В частности, определили, что выполняться макет будет на окраине города Веллау в одноэтажном особняке рядом с мостом через реку.

Этот дом цел и по сей день. Сейчас в нем продовольственный магазин. А вначале было неясно, почему для такой работы не выбрали более вместительный особняк где-нибудь в спокойном месте. Оказывается, расчет был простой — под видом охраны моста усиленно охраняли мастерскую, где сооружался макет.
Над макетом работало ровно сто человек. Солдатам-столярам еще удавалось часок-другой поспать на сеновале, а офицерам и это не представлялось возможным.
«Часто, — вспоминает Максимов,— кто-нибудь засыпал прямо за рабочим столом, и тогда товарищи его не будили. Но минут через пятнадцать он вскакивал, некоторое время с недоумением оглядывался, приходил в себя и укоризненно выговаривал коллегам за то, что сразу не разбудили...»

Первое время ежедневно наведывался И. X. Баграмян. В этот период выполняли малозаметную работу: из трофейного мягкого строительного картона вырезали рельеф, одновременно заготавливали дома, деревья, парки, водоемы и мосты. Иван Христофорович с присущим ему юмором, усиленным кавказским акцентом, улыбался:
— Ох, вижу, не уложитесь в срок! Пролетели ваши награды в трубу...

Наступили девятые сутки.
Художники завершили окраску последних планшетов, фортификаторы ждали донесения от авиафотосъемки. Дело в том, что противотанковые рвы, которые противник копал на подходах к городу, задерживали выполнение макета, так как неизвестно было, куда повернет ров завтра. Не были точно известны и места расположения фортов внешнего обвода.

— Но нам на помощь пришли сами немцы и рассекретили себя,— вспоминает Арсений Владимирович Максимов.— Копают они противотанковый ров — ритмичные повороты, углы повторяются. И вдруг у лесочка остановились, линия прервалась. А перейдя его, продолжают те же педантичные зигзаги до следующего аналогичного холма с лесочком.
Вначале мы на это не обратили особого внимания, но когда систематически нарушаемый ритм стал обнаруживаться вокруг почти всего города, стало ясно: это и были форты.

В конце дня решили составить воедино все шестнадцать планшетов, чтобы уточнить стыковку контуров. Не успели исполнители налюбоваться на ярко освещенный, пахнущий свежей краской макет, как дверь резко распахнулась и стремительно вошел А. М. Василевский в сопровождении И. X. Баграмяна, генералов и офицеров штаба фронта.

Василевский с офицерами штаба долго изучал макет, после чего выразил благодарность исполнителям.
Той же ночью автомобили с потушенными фарами отвезли макет в Лабиау.
В течение всего марта на макете отрабатывались взаимодействия частей, наносилась обстановка на текущий момент.

Один из основных инициаторов работы — А. В. Максимов был награжден орденом Отечественной войны, который ему вручил сам И. X. Баграмян.
По оценке военных специалистов, отработка действий на макете позволила при штурме Кенигсберга сохранить несколько десятков тысяч жизней наших солдат и офицеров.


В. ПОТРЕСОВ
Макет Кенигсберга
Дом на окраине г. Веллау (ныне Знаменск), в котором строился макет Кенигсберга.
На переднем плане А. В. Максимов. 1960 г.

«Техника и наука», 1984, № 5

Утянуто здесь:
http://vif2ne.ru/nvk/forum/4/co/771397.htm
Спасибо Сергею Зыкову

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments